Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

lazy

Что в имени...

У меня на работе появилось альтернативное поименование, особенно во Франции. Впрочем, еще в немецком ЛХС оно начало появляться на свет.

Звучит оно так:

Как-как-ты-произносишь-свое имя?

Имя у меня красивое. Княжеское практически. К историческим Шуйским я касательства не имею, но все равно - "Евгения Шуйская" звучит вполне себе гордо.

Помнится, на второй моей работе, в "Астрософте", где я пасла сетку на два этажа и сто с фигом пользователей, на восьмое марта женщинам написали стихи. Я тогда была молодая и борзая, зачищала телефонные провода зубами, тянула кабели под фальшпотолками, а системные блоки - как, впрочем, до того и после того - носила на плече. Это очень удобно на самом деле, если речь идет о подъемном весе - нетяжело, руки не отваливаются, выпрямилась и пошла. Выглядит очень эффектно. На неподготовленного зрителя, особенно мужеска полу, производит неизгладимое впечатление.

(Ассоциативно вспомнилось, как через пару лет, на другой работе меня с компьютером на плече встретил в коридоре мой начальник - и кинулся галантно провожать, чтобы открывать двери по пути. Гримасы эмансипации).

Так вот, стих, посвященный мне, звучал так:

Компьютер плавно плыл по коридору,
Покоясь на ее плече
О что за стройная походка у графини Шуйской.


Когда аудитория проржалась и проаплодировалась - образ и правда был стопроцентно узнаваем - я с достоинством уточнила, что Шуйские - князья, но стих нежно люблю по сей день, хоть походка, кажется, стройной быть не может.

Ну то есть пока я работала в сугубо русскоязычном окружении, все шло вполне. Всякие официальные учреждения, типа поликлиники, не в счет - там моя многосложная фамилия подвергалась таким измывательствам, что впору в красную книгу заносить.

Потом я пошла работать в "Сан". Там после нескольких попыток мне удалось выработать написание, которое нормально хотя бы читали англофоны - потому что то, что значилось в моем загранпаспорте, прочесть не мог никто: на тот момент была принята французская транскрипция. Перевирали меня в общении все равно безжалостно, но меня это не травмировало как-то особо, а вариант "Женья" приживался быстро и позволял однозначно меня опознать - других таких в округе не было.

А потом случились разом три события. ОВИР перешел на английскую транскрипцию, я эмигрировала и сменила работу, и на работе этой - в немецкой компании - стала писать имя так, как назначено документом. Когда родители придумывали мне имя, этой подставы они не учли.

Имя Evgenia немцам дается вполне - как написано, так и читай. Фамилия Shuyskaya для них читабельна, но абсолютно непроизносима. Марк, мой менеджер, зачитывая мне торжественное письмо о прохождении испытательного срока, первое упоминание фамилии взял с разбегу, но на втором завяз намертво:

- Mrs. Shu... Shuy... Arrgh! Evgenia!!!

Общее собрание дружно грохнуло, а Марк смутился докрасна, бедняга.

С чехами сходная беда - они SH читают как "эс-ха", а ипсилон - y - как "ы": попробуйте прочесть Shuyskaya при таком раскладе.

И вот новый поворот.

Давеча я ездила во Францию знакомиться с новыми коллегами - и из своей группы, и из смежных. Представлявший меня Филипп уже наблатыкался и без запинки выговаривал:

- Это Евгения, наш новый сотрудник...

- Как-как-вы-произносите-свое-имя? - неизменно тут же вопрошал очередной знакомец. Все уже знали, что я нанята - об этом рассылают письма заранее. И все хотели знать. КАК это произносится. Я, в свою очередь, не удивлялась вопросу - именно его мне задала моя нынешняя менеджер во время собеседования сразу после положенного How are you. Если для немца "Evgenia Shuyskaya" трудноодолимо, то для француза неодолимо вовсе. Существует французское имя "Эжени", но во-первых, оно архаично и в обычной жизни встречается редко, во-вторых, оно пишется не так!

- Зовите как хотите, - безнадежно отвечала я, - главное, дайте мне понять, что я и есть тот, к кому вы обращаетесь

- Нет! - как один, вскидывались собеседники. - Мы хотим знать, как правильно!

После чего неизменно следовала двухминутная сессия. Собеседник напряженно вслушивался в то, что я говорю, и всматривался в движение губ. Некоторым одаренным музыкально - удавалось повторить. Один раз. После чего он смирялся с Эвгениэй, Едженией, Юджинией (в лучшем случае) или Женьей.

Так я и страдаю со своим великолепным звучным именем, и все вокруг с достоинством страдают тоже. Не говоря уж о том, что я должна полностью вбивать это имя помногу раз в день для доступа к различным ресурсам...

Вспоминается мой сановский менеджер, американец Джон, который был со мной в теплейших отношениях и, кажется, чувствовал себя виноватым из-за полной невозможности за эн лет запомнить мою фамилию.

- Не могу никак, - однажды сокрушенно пожаловался он мне. И продолжил, потрясши меня до глубины души. - Я и заучивать пытался, ну никак. Сложная у тебя фамилия. Что б тебе называться как-нибудь попроще? Вон у Ашвини (девочка, работавшая в американской части команды), хоть и из Индии - а так все просто: Мангалаведхекар! А Шу... - очередная попытка провалилась, не начавшись, - это решительно невозможно...
lazy

Черное Солнце

Интервью Ларри Эллисона о покупке Сан и так далее.

Я Эллисона не люблю (а кто его любит?), но он как та пресловутая Мона Лиза, уже сам выбирает, кому нравиться. И да, я думаю, что дух Сана сильно изменится, он уже меняется, и по-моему, к худшему. Но он сказал вслух то, что до него никто вслух не говорил: Джонатан Шварц - самовлюбленный придурок, и так провалить компанию, как это сделал он, без таланта не сумеешь. Собственно, Эллисон сказал это еще раньше, когда демонстративно предложил МакНили обдумать возможность остаться в совете директоров, а Шварцу без обиняков указал на дверь. Ну вот теперь это прозвучало совсем впрямую.

Ellison says he learned that Sun's pony-tailed chief executive, Jonathan Schwartz, ignored problems as they escalated, made poor strategic decisions and spent too much time working on his blog, which Sun translated into 11 languages.

"The underlying engineering teams are so good, but the direction they got was so astonishingly bad that even they couldn't succeed," said Ellison. "Really great blogs do not take the place of great microprocessors. Great blogs do not replace great software. Lots and lots of blogs does not replace lots and lots of sales."

(Эллисон сказал, что длинноволосый глава Сан, Джонатан Шварц, не обращал внимания на растущие проблемы, принимал неудачные стратегические решения и тратил кучу времени на свой блог, который транслировался на 11 языках.

Инженеры очень хороши, но выбранное направление ошеломляюще неудачно, так что даже эти люди не смогли преуспеть,- сказал Эллисон. - Отличные блоги не заменяют отличных микропроцессоров. Прекрасные блоги не заменяют прекрасного программного обеспечения. Новые и новые записи в блогах не замена продажам".)

Сан был передан Шварцу на - наконец-то - подъеме, акции начали устойчиво расти, вышел 10 Solaris с зонами и ZFS, начали OpenSolaris, пошла Niagara, наконец обрел работоспособность NetBeans, стало расти комьюнити - и в этот момент Шварц получил бразды и засунул их под хвост.

После чего регулярные анонсы в корпоративной рассылке "Смотрите, что дон наш Шварц сказал" стали обычным делом. В презентациях то и дело стали встречаться цитаты из и ссылки на речи. Собрание сочинений Шварца, том 4, стр 250. За год создалось впечатление, что вся индустрия Сан обслуживает одного амбициозного МВА. Картинки. Видео. Переводы на те самые 11 языков. На плакатах и воззваниях одой дантистам улыбался Шварц в бешеной стоимости костюме с демократичным хвостиком, перетянутым простой резинкой. Улыбнитесь, сейчас вылетит Джонни.

Только вот акции рухнули как подкошенные. В попытке спасти задницу сменили биржевой значок и объединили акции - 1 к 4. Предупреждения финансистов - мол, ребята, это не поможет - игнорировались.

Когда Шварц получил компанию, стоимость акций превышала 16 долларов за акцию.

На момент сплита стоимость акций составила 5 с хвостом долларов - то есть 20 с лишним долларов после сплита (UPD: в комментах меня поправляют и говорят, то я все-таки перемешала цифры до и после сплита. на самом деле падение было примерно в 8 раз. Все равно достойный результат).

Полтора года назад стоимость уже сплитованных акций упала до 3 долларов за штуку. К сожалению, более точных цифр я не помню, а где посмотреть исторические данные по несуществующему более сток-символу - не знаю. Но факт остается фактом - за два года акции упали в 20 раз. Я знаю, что крахи бывают и более стремительными, но и этот выглядел достойно.

Все это время Шварц писал изобилующе картинками победные реляции. Умиление зашкаливало. Джонатан был на конференции! Он говорил с Интелем! Лично перерезал ленточку! Самолично адаптировал ZFS под FreeBSD... пардон, ошибочка, это не он.

При этом реально полезные и формирующие аудиторию блоги очень часто не оплачивались и не зачитывались в рабочее время. Потому как нефиг. У нас уже есть блоггер.

Ну вот наконец хоть кто-то сказал, что король был голый. Я не хочу задеть ничьих религиозных чувств, я не биржевой специалист, это исключительно мое скромное мнение, которое совпадает в данном случае с мнением нелюбимого мной Эллисона, хотя по понятным причинам весит куда меньше.

Жалко, что Сан умер, как тот больной из анекдота. У нашего доктора Шварца еще было столько идей.
bebebe

(no subject)

Я, как всегда, с работы.

Помните, была история про мужика, который лампочку себе в рот сунул и не мог вытащить? И в больнице они сперва, показывая, как дело было, таким же макаром вывели из строя второго мужика, затем обалдевшего хирурга, затем на обратном пути - водителя такси?

Не знаю, как вы, а я верю на раз.

Выяснилось, что команда reboot now, по привычке вводимая линуксоидами, вызывает полный крах Solaris 10 x86 на сановских оптеронах. То есть переставлять систему после этого, иначе никак.

Поняли, что происходит, со второго раза.

После чего команда программистов из шести человек тщательно протестировала однотипные оптероны на устойчивость к команде reboot now.

И только седьмой на предложение попробовать - отказался...